Карл Густав Юнг о работе со сновидениями

Биографическая справка: Карл Густав Юнг (1875-1961) — одна из ключевых фигур в сферах психологии и психотерапии. Являлся основоположником одного из направлений глубинной психологии — аналитической психологии, автором учения о коллективном бессознательном, архетипах, а также концепции психологических типов. Цель психотерапии согласно Юнгу — осуществление индивидуации личности, под которой понимается стремление к внутренней целостности. Хотя введением в научное поле тематики сновидений мир обязан Фрейду, именно Юнг развил работу со сновидениями до должной глубины. Поэтому нам совсем не лишним будет познакомиться с его ключевыми взглядами по этому вопросу.

Если неосведомленной публике может казаться, что сновидения — побочный и бесполезный продукт психики, то глубинным психологам хорошо известно, что это не так. Сновидение является производным бессознательных процессов, образным языком оно сообщает нам о чем-то важном. Но чтобы уяснить это послание, следует учесть, что «все фигуры сновидения отражают персонифицированные черты личности сновидца» (Юнг, 2022, с. 354). В работе «Трансцендентная функция» (написано в 1916, опубл. впервые в 1957 г.) Карл Юнг делится мыслями о том, сколь порой непросто растолковать свой сон. Опыт показал, что «даже профессиональные аналитики, от которых следовало бы ожидать мастерского умения в толковании сновидений, зачастую капитулируют перед собственными снами и вынуждены обращаться за помощью к коллегам» (Юнг, 2022, с. 105). Швейцарский психолог констатировал: надежды Зигмунда Фрейда на то, что бессознательное может «истощаться», не оправдались. Ведь бессознательное — «не что-то конкретное, оно — само неведомое, оказывающее на нас непосредственное воздействие» (Юнг, 2022, с. 98).

В «Общих вопросах психологии сновидений» (1916) Юнга поднимается интересный вопрос: какая человеку польза от сновидений, если он чаще всего не понимает его смысла? Психолог отвечает, что понимание не является сугубо интеллектуальным процессом. Человек подвержен множеству влияний, о которых он ни в коей степени не осведомлен интеллектуально (Юнг, 2022, с. 328). Психолог признается, что ежегодно анализирует от полутора до двух тысяч сновидений. Располагая таким опытом, он заметил, что типичные, т.е. тематически схожие, сновидения реально существуют. Но, на его взгляд, «типичные мотивы в сновидениях куда важнее самих типов снов, поскольку на их основе мы можем проводить сравнения с мифологическими мотивами» (Юнг, 2022, с. 331).

В гораздо более позднем сочинении «О сущности сновидений» (1945) Карл Юнг продолжает развивать тему сновидений. Здесь он пишет, что еще Зигмунд Фрейд признал, что растолковать сон без участия сновидца и его ассоциаций невозможно. Юнг продолжил эту линию, уйдя от чрезмерно буквального подхода в толковании. Ключевую роль снов он видел в их компенсирующей функции. Они словно бы дают свою оценку происходящего в жизни человека. Если человек уходит в крайность, сны подчеркивают это и поощряют его к движению в противоположную сторону.

«Редко получается так, что человек, решивший изучить свои сновидения с помощью квалифицированного помощника и посвятивший этому занятию достаточно длительное время, не обогатил и не расширил свой ментальный горизонт. Именно благодаря компенсирующему воздействию сновидений их методический анализ раскрывает новые точки зрения и новые пути преодоления пугающего душевного застоя» (Юнг, 2022, с. 383).

Когда мы отслеживаем сюжеты сновидений на большой дистанции, то обнаруживаем, что имеют место целые серии, порой измеряемые сотнями. Их анализ показывает, что «перед нами своего рода процесс развития личности». Сны постепенно направляют, корректируют человека.

«Они словно цепляются друг за друга и, в некоем глубинном смысле, подчинены какой-то общей цели, вследствие чего длинная серия сновидений выглядит уже не бессмысленной чередой невнятных отдельных событий, а чем-то вроде последовательности шагов в распланированном и упорядоченном процессе развития. Я обозначил этот бессознательный процесс, спонтанно проявляющий себя в символике длинной серии сновидений, как процесс индивидуации» (Юнг, 2022, с. 383).

Искусство толкования сновидений — вещь очень полезная, ведь она помогает наводить мосты между сознанием и бессознательным, однако при этом весьма непростая. Фрейд полагал, будто суть снов заключена в исполнении вытесненных желаний. Такие сны бывают, но сводить все лишь к этому является признаком предвзятого мнения. Юнг признается: «Вообще исследование сновидений есть дело всей жизни, их тщательное изучение требует сотрудничества многих специалистов». Проблема заключается еще и в том, что всякое истолкование сновидения есть психологическое утверждение по поводу какого-то содержания, а это «небезопасно». Ведь когда психотерапевт делится своими оценками, сам пациент-сновидец, подобно большинству людей, «обыкновенно выказывает удивительную чувствительность к критическим замечаниям, причем не только к ошибочным, но прежде всего к верным» (Юнг, 2022, с. 374-375). И оттого «требуется экстраординарный такт для того, чтобы не задеть излишне его чувство собственного достоинства».

Карл Юнг отмечает, что не все сновидения одинаково значимы или имеют одинаковый «ранг». Еще первобытные народы различали «малые» и «большие» сновидения, или, как сказали бы мы, сны «незначительные» и «большие». Смысл «малых» сновидений исчерпывается повседневными событиями, такие сны связаны с «ежедневными колебаниями душевного равновесия». Они чаще людьми забываются (что, однако, не значит, что они вовсе не важны, каждый сон ценен).  Сны «значительные» нередко запоминаются надолго. В таких снах мы обнаруживаем мифологические мотивы или мифологемы (архетипы) (Юнг, 2022, с. 384-385).

«Малые» сны приходят к нам из личного бессознательного, в то время как «большие»  — из слоя коллективного бессознательного. Юнг полагал, что «большие» сны часто посещают человека в критически важные периоды жизни. Это, например, ранняя юность, пора полового созревания, «середина жизни» (возраст от 36 до 40 лет) и состояние незадолго до смерти. Таким образом, порой в снах фигурируют личные эмоции и переживания, персональные проблемы и задачи, а порой — эмоции коллективные и общечеловеческие проблемы. «Большие» сны неподготовленному сновидцу (т.е. человеку, не знакомому с мифологией, историей, антропологией, психоанализом и т.д.), скорее всего, покажутся совершенно непонятными:

«Тщетными окажутся все усилия понять это сновидение посредством тщательно разобранного контекста, поскольку сон выражает себя в диковинных мифологических формах, чуждых и неведомых сновидцу. Перед нами возникают коллективные фигуры воображения, ведь сновидению надлежит выразить не просто нарушение личного душевного равновесия, а вечную человеческую проблему, что встает снова и снова, бесконечно, а не просто нарушение личного душевного равновесия» (Юнг, 2022, с. 386-387).

«Большие» сны используют мифологические мотивы, связанные с жизнью героя, т.е. великого полубожественного человека. В таких снах встречаются животные-помощники, люди-звери, демоны, драконы и т.д. Все то, что вряд ли имеет отношение к повседневным жизненным банальностям. «Причина в том, что эти символы выражают воплощение той части личности, которая еще не обрела существования, которая находится в процессе становления» (Юнг, 2022, с. 387).

Вновь отвечая на вопрос, почему мы затрудняемся с пониманием своих сновидений, если они обеспечивают существенную компенсацию и дают некий комментарий к жизни человека с большой перспективы, Карл Юнг пишет:

«…сновидение есть природное событие, а природа не выказывает ни малейшего стремления раздавать свои плоды даром или соответствовать человеческим ожиданиям. Часто возражают, что компенсация будет недейственной без понимания сновидения. Я бы не торопился с таким утверждением, ведь многое происходит вокруг, хотя мы не понимаем, как оно происходит. Но нет сомнений в том, что мы способны значительно усилить воздействие сновидения через понимание, и нередко бывает необходимо это сделать, ибо голос бессознательного «достаточно просто заглушить»» (Юнг, 2022, с. 389).

В большинстве сновидений можно выявить некую структуру, в какой-то степени схожую со структурой драмы.

  • 1 стадия — экспозиция, указывающая на место действия, на людей, участвующих в событии и нередко — на исходную ситуацию сновидца.
  • 2 стадия — завязка сюжета. Ситуация во сне усложняется, начинает ощущаться некое напряжение, поскольку сновидец не ведает, что должно случиться.
  • 3 стадия — кульминация или перипетия. Происходит нечто важное, что-то резко меняется и т.д.
  • 4 стадия — лизис. Это решение или результат работы сновидения. Эта последняя стадия демонстрирует финальную ситуацию, которая одновременно является решением, «искомым» сновидцем. При этом Юнг уточняет, что существуют и такие сны, где четвертая фаза отсутствует (Юнг, 2022, с. 389-390).

Итак, сновидения «есть своего рода тонко настроенная компенсация односторонности, заблуждений, отклонений и прочих недостатков сознательной установки» (Юнг, 2022, с. 391). И порой сновидение может устрашить сновидца весьма болезненным образом, если он упрямо игнорирует некоторые свои черты и однобокость, а порой оно, напротив, оказывает человеку моральную поддержку.

Карл Юнг, однако, предупреждает, что сны не нужно считать самой важной жизненной инстанцией и ждать именно от них решения важных дилемм. Если человек верит, что бессознательному всегда лучше знать, «он легко угодит в ловушку и станет полагаться на сны в принятии необходимых решений, а в дальнейшем, безусловно, разочаруется, поняв, что сновидения становятся все более тривиальными и бессмысленными» (Юнг, 2022, с. 392). Юнг был уверен, что бессознательное функционирует удовлетворительно, лишь когда сознательный разум полностью справляется с поручаемыми ему задачами. Поэтому не стоит перекладывать ответственность за свои решения и жизнь на сновидения.


Источник: Юнг К.Г. Динамика бессознательного: сборник. — М., 2022. — 688 с.

Copyright © Алексей Шлыков, 2024.

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *